Владимир Лушкин, главный государственный инспектор Украины по энергетическому надзору, доктор экономических наук: "Госэнергонадзор ориентируется на стабильное организационное развитие при разумной достаточности в стратегии реформирования ИТ-инфраструктуры"

Госэнергонадзор – орган государственного энергетического надзора, с 1944 года стоящий на страже стабильного функционирования объединенной энергетической системы Украины. Одной из главных задач Госэнергонадзора сегодня является контроль субъектов электроэнергетики и потребителей в части соблюдения ими установленных режимов производства, поставки и потребления энергии, обеспечения потребителями должного технического состояния электрических установок и тепловых сетей. Учитывая масштабы деятельности, а также растущий вместе с отраслью спектр информационных потоков, развитие организации и обеспечение поддержки управленческих решений становятся немыслимыми без инноваций и современных технологий. О концептуальном подходе применения информационных технологий для более эффективного управления рассказывает Владимир Лушкин.

Владимир Андреевич, расскажите, пожалуйста, чем отличается Госэнергонадзор от других предприятий энергетической отрасли с точки зрения ИТ-технологий?

Хотел бы подчеркнуть, что сегодня Госэнергонадзор – это 8 региональных и 24 областных инспекций, инспекции в г. Киеве и в г. Севастополе, – всего 34 крупных, территориально удаленных подразделения, и это без учета самого Главгосэнергонадзора и территориальных групп, число которых насчитывает 70. Кроме того, в это число входит около 500 000 контролируемых субъектов. Таким образом, с точки зрения управляемости наша структура очень не тривиальна, а задача согласованного планирования и контроля показателей эффективности работы каждого сотрудника, задействованного в осуществлении энергетического надзора (а это около 1 700 человек), по своей многогранности превосходит задачи любого из известных мне энергетических предприятий. В отличие от производственной сферы у нас преобладают не стандартизированные хозяйственные операции, а оперативная работа по сбору, накоплению и анализу информации. При этом, находясь в непосредственном подчинении у Министерства топлива и энергетики, Госэнергонадзор зачастую выступает в роли "проводника" тех или иных отраслевых нововведений, что в свою очередь постоянно расширяет количество параметров, по которым необходимо осуществлять управление.

Значит ли это, что деятельность Госэнергонадзора не стандартизирована и не может быть максимально автоматизирована с минимизацией человеческого фактора?

Ваш вопрос натолкнул меня на житейскую аллегорию. В свободное от работы время, к сожалению, сейчас нечасто, но от души, люблю поохотиться – у нас сложился тесный коллектив опытных охотников, а самые любимые места – на родной Житомирщине. Так вот, перефразировав Ваш вопрос, задам встречный: "Может ли быть не регламентирована и не стандартизирована деятельность охотника, и может ли она быть автоматизирована для минимизации человеческого фактора?". Ответ, думаю, напрашивается сам собой – конечно же, действия охотника (так же, как и деятельность инспектора Госэнергонадзора) должны быть жесточайшим образом стандартизированы и полностью подчинены заведенному в государстве регламенту, а вот автоматизировать ее для минимизации человеческого фактора можно лишь в части учетных процедур и информационной поддержки. Попытайтесь исключить человеческий фактор и фактор "дичи" – от охоты останется лишь одно название, а по факту получим птице- или свиноферму. Поэтому человеческий фактор в случае Госэнергонадзора – это ключевая составная часть нашего делового процесса и исключать мы его не намерены.

Госэнергонадзор по своей структуре принадлежит к составу НЭК "Укрэнерго" – крупнейшей государственной компании с довольно развитой инфраструктурой и собственной ИТ-стратегией. Зачем строить свою концепцию и создавать специализированные программно-технические инструменты управления, если эта задача может быть решена шире – в масштабах всего ГП НЭК "Укрэнерго"?

Вы правы, действительно, мы движемся в ИТ-фарватере НЭК "Укрэнерго" и благодаря этому имеем успешно автоматизированные участки управления в части финансово-хозяйственной деятельности и учетных задач (бухгалтерский учет, расчет заработной платы, кадровый учет, бюджетирование, отношения с контрагентами). Но для нас, так же как и для НЭК "Укрэнерго" в целом, эти задачи являются вспомогательными, а ключевыми для НЭК следует считать специализированные системы поддержки эксплуатации и ремонтно-технического обслуживания энергетического оборудования. Поэтому нельзя сказать, что мы пренебрегаем достижениями стратегического развития ИТ-инфраструктуры НЭК "Укрэнерго", сегодня это удовлетворяет обязательным требованиям, но не является достаточным, поэтому мы и идем дальше, приумножая уже достигнутые преимущества.

Вы не пытаетесь исключить человеческий фактор, не изменяете построенную в рамках НЭК "Укрэнерго" систему управления финансово-хозяйственной деятельностью. Что же тогда лежит в основе стратегии Вашей ИТ-реформы?

Я бы не ограничивал сферу действия наших реформаторских инициатив исключительно ракурсом информационных технологий. Госэнергонадзор сегодня ориентируется на стабильное организационное развитие при разумной достаточности в стратегии реформирования ИТ-инфраструктуры. Нам необходимо дооснаститься современными программно-техническими инструментами управления и добиться прорыва организации в новое измерение эффективности, чтобы справляться с большим количеством задач без наращивания численности персонала. Информационные технологии – именно как инструмент повышения этой самой эффективности, а не как самоцель, т.е. мы не покупаем вычислительную технику, если у нас нет четкого плана и конкретных задач.

Возвращаясь к вопросу о человеческом факторе, еще раз подчеркну, что перед нами не стоит задача его исключить, а скорее есть необходимость минимизировать рутинные функции персонала, сократить непродуктивные потери времени, увеличить скорость информационного обмена и обеспечить тотальную информационную поддержку на всех стадиях деятельности каждого сотрудника (как исполнителей, так и руководящего состава). Именно эти принципы заложены в основу "Автоматизированной Информационно-Аналитической Системы Энергонадзора", которую мы начали создавать в этом году. Кроме того, имея опыт работы главой облгосадминистрации, госсекретарем Минтопэнерго и членом национальной комиссии регулирования энергетики, могу утверждать, что пользователями нашей системы обязательно станут заинтересованные органы государственной власти, такие как Минтопэнерго и НКРЭ, что в свою очередь гарантированно повысит эффективность управления энергетической отраслью в целом.

Получается, что Вы внедряете ERP-систему с охватом всех Ваших деловых процессов. Если не секрет – какой же из существующих брендов-производителей систем такого класса выбрал Госэнергонадзор?

Не совсем так – ведь ERP подразумевает, прежде всего, планирование ресурсов производственного предприятия, а у нас сфера непроизводственная и ресурсы другие.

То, что мы сейчас строим в рамках проекта по созданию "Автоматизированной Информационно-Аналитической Системы Энергонадзора", – это скорее специализированная система управления взаимодействием с потребителями (этакая CRM-система с дополнительными расширениями), учитывающая отраслевую специфику наших "клиентов", которых нам важно сравнивать и анализировать не только по "объемам продаж" или территориальной принадлежности, а еще и по большому количеству энергетических критериев, таких как категорийность по надежности электроснабжения, потребляемая мощность, уровень напряжения, компенсация реактивной мощности, наличие автоматики частотного регулирования, характеристики систем автоматического выравнивания нагрузки и другие специфические параметры.

Система включает в себя автоматизированные рабочие места инспектора, руководителя, инженерно-технического работника, юриста. Каждый из этих видов рабочих мест подразумевает программно-техническое окружение, учитывающее специфику должностных обязанностей наших сотрудников, а в ряде случаев может иметь даже мобильное исполнение, что увеличивает коэффициент полезного действия инспектора, работающего с проверкой на выезде. Комплекс предусматривает и подсистему нормативно-справочной информации, и специальную подсистему контроля персонала, и подсистему контроля прохождения обучения и повышения квалификации, ну и подсистему консолидированной отчетности.

Что же касается "брендов", то наш предварительный анализ показал, что ни одно из предлагаемых на рынке готовых решений не соответствует нашим требованиям в полном объеме. Адаптация же какой-либо из универсальных платформ несет с собой предельные риски не вписаться в бюджет проекта из-за непрогнозируемых расходов на консультантов, которых сначала необходимо обучить нашей специфике, а потом вместе с ними пытаться "забивать гвозди" выбранным "микроскопом".

Складывается впечатление, что Вы слегка недолюбливаете консультантов? Оправданно ли это? Ведь обычно специализация и знание тонкостей своих решений позволяет толковым консультантам успешно совершенствовать опыт предыдущих внедрений и новый заказчик получает возможность реально сэкономить на "изобретении велосипеда".

Ничего общего с "недолюбливанием" в моем отношении нет, а с Вашим тезисом по поводу пользы предыдущих внедрений я абсолютно согласен, но в том-то и загвоздка, что нет у нас в Украине консультантов с опытом автоматизации Энергонадзора. Учитывая, что наша задача не тиражная, то и готовая конфигурация системы в случае успешной реализации не может быть предложена какому-либо другому заказчику с аналогичным бизнес-процессом.

Таким образом, мы оказываемся перед необходимостью "индивидуального пошива" от всемирно известного "кутюрье" без гарантии достижения результата, т.к. нетиражность обычно прямо пропорциональна стоимости, а значит, в условиях урезания бюджетов реально может не хватить средств. В результате – как в том известном анекдоте про аудиторов-консультантов, которые оказали пастуху услугу по подсчету количества овец в его стаде, а в качестве оплаты попросили разрешить выбрать себе одну самую симпатичную овцу из числа пересчитанных. Как же удивился пастух, когда консультанты почти верно подсчитав общее количество (ошиблись всего на 1), выбрали себе в зачет не овцу, а его овчарку…

К сожалению, именно такими казусами пока изобилуют проекты внедрения всемирно известных брендов автоматизации управления в Украине, и без реального участия в процессе постановки задачи и внедрения команды из числа ведущих специалистов самого заказчика такие проекты обречены на провал.

В нашем же случае мы твердо рассчитываем на успех, т.к. постановкой задачи занимается наш собственный авторский коллектив непосредственно из числа моих заместителей, руководителей служб и подразделений. На аутсорсинг же ИТ-подрядчикам отдаем решение лишь частных задач – а это уже дело техники, в которой их компетенция действительно востребована. Кстати, у нас подрядчики преимущественно отечественные, и выбор мы осуществляем не только под воздействием "пафосной" референции, но и по критериям совершенного владения нюансами отраслевой специфики. Ведь очень важно иметь возможность говорить "на одном языке" и в прямом, и в переносном смысле.

Не вызывает ли у Ваших сотрудников протест дополнительные обязанности по проектированию и внедрению системы, ведь это не отменяет их основных служебных обязанностей?

Во-первых, протест – это несвойственная для нашей организации форма коммуникации, обычно, пока у нас происходит обсуждение, то каждый участник может высказаться и аргументировать свою позицию, но после того как решение принято, дискуссия о целесообразности прекращается и начинается планомерное решение поставленных задач.

Во-вторых, каждый из наших менеджеров отдает себе отчет в том, что внедряемые сегодня инновации – залог развития в будущем и организации в целом, и каждого сотрудника в отдельности.

Отказ от внедрения информационных технологий в свою деятельность под предлогом занятости текущей рутиной аналогичен отказу от освоения навыками вождения автомобилем (при росте темпов жизни, когда сегодня нужно успеть сделать больше, чем вчера). Кто-то может возразить, мол, никто же сам себе автомобиль не собирает, так ведь и наша команда, участвующая в создании системы, не занимается программированием, ее ключевые обязанности – формирование исчерпывающих требований к системе, организационное обеспечение и качественная оценка достигаемых результатов.

В-третьих, единая система создается не на пустом месте, и в ряде наших подразделений есть отдельный опыт упорядочения своих рабочих информационных потоков, но таким инициативам на местах, естественно, не хватает ресурсов, чтобы перейти в ранг общекорпоративной базы знаний. Этот опыт тоже обязательно получит свое отражение в "Автоматизированной Информационно-Аналитической Системе Энергонадзора", а в ближайшем будущем, думаю, мы даже утвердим специальный набор критериев для оценки вклада в развитие системы каждого нашего сотрудника и выработаем комплекс мер для поощрения.

Звучит убедительно, но не слишком ли оптимистично в условиях развивающегося кризиса в стране, когда все эксперты рекомендуют "потуже затягивать пояса"?

Кризис – не на всегда! Хоть никто и не знает наверняка, сколько времени он продлится и в каком масштабе заденет нашу отрасль. Считаю, борьба с кризисом путем сокращения издержек оправданна лишь в случае избытка этих самых издержек, а это вообще не наш случай. Мы сосредотачиваемся на повышении эффективности основного делового процесса – это очень рачительный и сбалансированный подход. Кроме того, персонал довольно чутко реагирует на какие-либо планы антикризисных мер, поэтому одна только новость о готовящихся сокращениях или отмене ранее принятых решений может подорвать производительность организации намного сильнее, чем ожидаемый эффект от реализации таких мер.

Поэтому в завершении хотел бы поблагодарить всех участников ИТ-отрасли за то, что они по своей сути являются носителями универсальной антикризисной технологии – главное применять ее арсенал в непосредственном контакте с пользователем. Наш опыт это подтверждает, и сегодня именно благодаря информационным технологиям мы стоим на страже стабильного функционирования объединенной энергетической системы Украины.

2008.12.18
19.03.2009
В IV квартале 2008 г. украинский рынок серверов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года сократился в денежном выражении на 34% – до $30 млн (в ценах для конечных пользователей), а за весь календарный год – более чем на 5%, до 132 млн долл.


12.03.2009
4 марта в Киеве компания Telco провела конференцию "Инновационные телекоммуникации", посвященную новым эффективным телекоммуникационным технологиям для решения задач современного бизнеса.


05.03.2009
25 февраля в Киеве компания IBM, при информационной поддержке "1С" и Canonical, провела конференцию "Как сохранить деньги в условиях кризиса?"


26.02.2009
18-19 февраля в Киеве прошел юбилейный съезд ИТ-директоров Украины. Участниками данного мероприятия стали ИТ-директора, ИТ-менеджеры, поставщики ИТ-решений из Киева, Николаева, Днепропетровска, Чернигова и других городов Украины...


19.02.2009
10 февраля в Киеве состоялась пресс-конференция, посвященная итогам деятельности компании "DiaWest – Комп’ютерний світ" в 2008 году.


12.02.2009
С 5 февраля 2009 г. в Киеве начали работу учебные курсы по использованию услуг "электронного предприятия/ учреждения" на базе сети информационно-маркетинговых центров (ИМЦ).


04.02.2009
29 января 2009 года в редакции еженедельника "Computer World/Украина" состоялось награждение победителей акции "Оформи подписку – получи приз!".


29.01.2009
22 января в Киеве компания "МУК" и представительство компании Cisco в Украине провели семинар для партнеров "Обзор продуктов и решений Cisco Small Business"

 

 
 
Copyright © 1997-2008 ИД "Комиздат".